?

Log in

No account? Create an account
Кончаловский Андрей - " Книга 1. Низкие истины" ... - Фригидные царства Божьего не унаследуют! [entries|archive|friends|userinfo]
Белый

[ website | Transfer Wien ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Кончаловский Андрей - " Книга 1. Низкие истины" ... [окт. 20, 2015|12:21 am]
Белый
[Tags|]

Отец, позвал меня, спросил:

— Ну что, дрочишь?

Я молчал, не зная, что ответить. Конечно, дрочил. Мне было семнадцать.

— Ну ладно, — сказал он, — мой папа так сделал, и я так сделаю.

Он позвонил какой-то знакомой:

— У меня молодой человек подрастает. Я его к тебе пришлю.

А мне сказал:

— Кончай дрочить. Тебе пора женщину. Ты ее должен трахнуть.

Женщина была генеральшей. У нее был шестнадцатилетний сын, которого надо было учить музыке. Я пошел давать ему уроки. Первый раз выступал в качестве репетитора. Женщина была рыжая, белая, даже дебелая, от нее пахло духами «Красная Москва». Полные икры, огромный бюст. Наверное, во времена, когда ее очаровывал отец, она была очень хороша. На меня она посмотрела влажными темными глазами, говорила почему-то вполголоса.

Когда я пришел на следующий день, сына ее уже не было. Она поставила чай, пошла в соседнюю комнату, позвала оттуда:

— Андрей, иди сюда.

Я зашел, она сидела на очень низком кресле.

— Выключи свет, — сказала она, томно взглянув.

Я все понял. Не успел свет погаснуть, как ее руки уже проворно расстегивали мою ширинку.
Наверное, ее очень возбуждало то, что она имеет дело с девственником. Первым делом я познал блаженство того, что греки называют «фелатье», а русские — «минет». Такого поворота событий не ожидал. Если когда-нибудь удастся сделать давно задуманный автобиографический фильм «Воспитание эгоиста», обязательно введу эту сцену.

До революции так было принято во многих семьях: отец брал на себя сексуальное образование сына. Знаю, что так обстояло в семье Шаляпина: для просвещения в этом вопросе его сыновей, Бориса и Феди, в семью была взята гувернантка.


Вторая моя женщина была немолода, потрепана, страшна, как Баба-яга, беззуба, с ввалившимися щеками, без передыху курила. Кажется, она была официанткой. Возбуждала она меня безумно.
Познакомил меня с ней Саша Аронов, цирковой режиссер, сказал: «Пошли, она даст».
Женщина красила губки бантиком и вообще казалась карикатурой. Феллиниевский персонаж. Я зачастил к ней, сколько ей лет и как она выглядит, мне было совершенно безразлично — интересовало меня в ней только одно.

Впрочем, имелось и существенное неудобство — такса. Выставить ее было некуда, одна комната в коммунальной квартире, а такса была очень игривая; когда мы забирались в постель, она залезала следом, норовя укусить меня за голый зад. Однажды я так поддал ей ногой, что она вылетела в окно; к счастью, этаж был второй, а не десятый.

С благодарностью вспоминаю этих двух женщин из столь разных социальных слоев. Они сделали меня мужчиной. Со временем барьер переломился, и у меня, наконец, появились романтические чувственные отношения с девочками своего возраста…
СсылкаОтветить

Comments:
[User Picture]From: streletckaya
2015-10-20 07:54 am
"Они сделали меня мужчиной"))
А мне всегда казалось, что мужчину "делают" дети, его к ним отношение.
Думаю, что Кончаловский стал мужчиной не так давно. Существенно позже, чем написана эта книга.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: belyi_mitia
2015-10-20 07:59 am
Наденька, видимо у вас с ним несколько разнятся понятия этого термина "мужчина".
И ты вкладываешь в него более поэтический, возвышенный смысл.
А Кончаловский - физиологический. ))
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: streletckaya
2015-10-20 08:23 am
Его дебют отвратителен.
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: angora_isa
2015-10-20 03:00 pm
Антигламурный дебют, но это не очень важно, раз ему понравилось
(Ответить) (Thread)