?

Log in

No account? Create an account
19 февраля - День орнитолога! (упс.., лучше поздно, чем никогда) - Фригидные царства Божьего не унаследуют! [entries|archive|friends|userinfo]
Белый

[ website | Transfer Wien ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

19 февраля - День орнитолога! (упс.., лучше поздно, чем никогда) [фев. 19, 2016|04:47 am]
Белый
[Tags|, , , ]

"Другой характерной чертой мышления охотников было твердое убеждение, что как бы ни был искалечен и изуродован принесенными ими зверь, меня можно уговорить купить его, без конца повторяя, что зверь этот совершенно здоров и будет жить еще много лет. В особенности это относилось к птицам. В первое время ребятишки, ватагами бродившие по зарослям, подрезая лианы и собирая появлявшуюся в надрезах белую жидкость, используемую для изготовления клея, считали, что мне нужны любые птицы в любом состоянии. Главное, чтобы птица еще дышала, а на отсутствие большинства перьев или на перелом одной или обеих ног продавцы не обращали ни малейшего внимания. Потребовалось много времени и разговоров, прежде чем ребята поняли, каковы мои требования. Окончательно убедил их случай с карликовым коростелем.

Однажды утром, осматривая принесенных мне ребятишками искалеченных птиц, я читал им лекцию о бережном обращении с пойманными экземплярами. Пока я изливал свой гнев и раздражение птицеловам, в лагерь вошла крохотная шестилетняя девочка с небольшим хитро сплетенным гнездом из сухой травы и листьев в руке.

— Что это? — спросил я.

— Птицы, сэр, — пискнула она в ответ.

Я взял из ее рук гнездо и заглянул внутрь, ожидая увидеть еще несколько изувеченных птиц. В гнезде притаились три красивые маленькие пташки, без всяких ссадин и переломов, с нетронутым оперением. У них были тоненькие ножки и длинные хрупкие пальцы, которые давно уже были бы переломаны мальчишками-птицеловами. Ни одно перышко у птичек не пострадало, а мальчики первым делом вырывали у пойманных птиц перья, чтобы лишить их возможности улететь. Принесенные девочкой птицы находились в прекрасном состоянии. Я решил использовать представившуюся мне возможность. Вытащив из гнезда одного карликового коростеля, я показал его собравшимся мальчишкам.

— Смотрите, — обратился я к ним, — девочка лучше вас ловит птиц. У этой птицы нет ни одной раны, ноги ее не порезаны веревками. Эту птицу я куплю, так как она будет жить. Почему же женщина лучше вас, мужчин, умеет ловить птиц? Вы увидите теперь, сколько я заплачу за хороших птиц.

Повернувшись к девочке, я спросил ее, сколько она просит за птиц. Девочка запросила по два шиллинга за птицу.

— Слышите? — снова обратился я к мальчикам. — Девочка просит за эту птицу два шиллинга. Это хорошая цена. Девочка увидела птичку, поймала ее очень осторожно, не ушибла ее, не связала ей ноги веревками. Так как она ловит птиц лучше вас всех, я даю ей по пять шиллингов за каждую птицу.

Из толпы ребятишек послышались удивленные и завистливые восклицания. Девочка, ничего не понявшая в моей назидательной речи, удивилась, что я дал ей значительно больше запрошенной суммы, схватила деньги, прижала руки к груди и со всей быстротой, на какую только были способны ее толстые маленькие ножки, побежала из лагеря, опасаясь, очевидно, что я могу передумать. Оживленная, жестикулирующая толпа детей последовала за ней.

С того дня птицы, за редкими исключениями, стали поступать ко мне в лагерь в хорошем состоянии. Маленькие жители деревни начали получать заработанные деньги, а мои клетки стали заполняться пойманными интересными экспонатами."


(Джеральд Даррелл "Перегруженный ковчег")



---



В том своём раннем детстве о Джеральде Даррелле я уже наслышался достаточно много, но читать его так пока и не довелось.
Впервые к его книгам я смог прикоснуться (и с того момента меня уже больше было не удержать) лишь впервые "открыв" для себя в своём городе "чёрный" книжный рынок.
С того дня я стал охотится за книгами Даррелла, благо какие-то деньги у меня всегда водились - держал дома канареек и успешно их разводил. Поэтому моё обычное воскресное утро заканчивалось тем, что после птичьего рынка я прямиком направлялся на книжный, который на моё счастье располагался неподалёку в пределах пешей ходьбы.
Частенько я так и топал туда с маленьким садком с птахой-другой (непроданной мною или наоборот новоприобретённой) за пазухой в надежде найти для себя новенькое чтиво о животных.



Это была первая наша поездка за экспонатами. Джон Иелланд интересовался птицами, меня интересовали млекопитающие и пресмыкающиеся. Вместе мы составили план и собрали необходимые средства для поездки.


Знакомство с Джеральдом Дарреллом началось с этой вот его первой книги - "Перегруженный ковчег".
Забавно, но в этой вот даррелловской книге я прежде всего влюбился в этого спутника и напарника по путешествию Джона Иелланда.
Для Джона ничего более не существовало на свете кроме его птиц и всего, что с ними связывало и именно этим он мне импонировал куда более самого Джери.
К сожалению больше об Джоне Иелланде после этой книги я никогда и нигде ничего о нём не слышал и Даррелл его больше не упоминал. А жаль...

Мне ничего более не оставалась как "заболеть" самим Дарреллом и его книгами и так и пронести эту любовь по всей своей жизни.

Что же касается, собственно, праздника... то замечу - когда в самом раннем детстве мальчики мечтали стать космонавтами, я всем говорил что буду орнитологом.
Стать орнитологом мне не случилось, не судьба. Но глубокий интерес и огромная любовь к птицам со мной неразрывны и по сей день.
Даже в Советсткую Армию уходил с двумя толстыми томами подмышкой: "Общая орнитология" и "Справочник фельдшера".
Так что по праву считаю этот день и своим праздником.


такие птички
СсылкаОтветить

Comments:
[User Picture]From: sue888
2016-02-22 09:02 pm
о! картинка для меня! хихихии)))
щегол!
(Ответить) (Thread)