August 21st, 2006

с любимой Элочкой

(no subject)

ВСЁ! Сейчас я встану и пойду спать!! Потому как иначе нельзя. Хожу по жизни как сонная сонамбула...
----------

Время - почти четыре ночи. А завтра (почти сегодня уже) быть в 10:00. У сестры жены. В 10:00 начало. Мне совершенно не хочется ехать. Очень не хочется. Там у них завтра утром - типа, праздник.
Новорожденному мальцу будут письку отрезать по живому. Вы слышали, наверное, про это! Это называется - воссоединиться с Богом.
Вы будете говорить мне всё, что угодно.., но я никогда не смогу понять как "русские" ребята, всё детство проходившие в пионерском галстуке и, как мы все, балдевшие от Штирлица... сознательно, без какого либо внешнего давления и реального принуждения способны пригласить в свой дом пейсатого мужика, раскрыть перед ним распошонки самого дорогого, что есть у человека - своё новорожденное дитя, и предоставить его под нож моэля.

Это - вне моего понимания...
Это - находиться за пределами моего понимания человеческой природы и мотивов его проявления.
Это - есть одно из самых абсурдных варварст современного мира.

Но это всё фигня...
Я хочу попытаться понять лишь одну поистине недостижимую для моего сознания вещь - как родная мать способна СОЗНАТЕЛЬНО причинить физическую боль своему новорожденному беззащитному дитю.......????!!!!
с любимой Элочкой

Как это было...

По еврейским канонам при этом необходимо присутствие десяти мужчин.
"Где они их всех возьмут и разместят?" - вертелось у меня в голове. Лена с Серёжей снимают малюсенькую трёхкомнатную квартирку на третьем этаже в Ганей Авиве. Кто знает, что такое Ганей Авив, меня поймут.

Ну да, и вправду. Где взять 10 мужчин ребятам - молодым офицерам? гы..

Кажется туда пришла целая рота! Прийдя к ним, мы обнаружили в салоне на 16 квадратных метрах человек пятнадцать офицеров в форме - девочек и мальчиков в беретах (сослуживцев Серёжи). А через минут двадцать.., ээ.. пришло ещё почти столько же. Так что мужчин, думаю, в результате оказалось не десять, а все двадцать. Девушек было тоже много. Но они только место занимали. Потому как известное дело - курица не птица, баба не человек! (в иудаизме во всяком случае).

В детской сладко посапывал ничего не подозревающий малютка Мишутка (Михаэль). Мальца чуток не доносили. Недельки так три. И родился он всего-то 2.800. Против нашей доченьки совсем червячок. Лена, жёнина сестра - девушка таки весьма здоровая, да потрепались нервы у молодой мамочки последний месяц изрядно из-за войны этой чёртовой. Вернее даже не столько из-за войны как таковой, сколько из-за кучи родни-народу с севера, что пришлось приютить им в доме. Глупость оно, конечно, и умней могло всё произойти.., да ничего не попишешь. Перезлилась-перенервничала самый важный последний период - вот те и результат!
Одним словом, малец одним только своим миниатюрным видом в детской кроватке вызывал весьма душещипательное жалостливое зрелище. Мирно себе посапывал, причмокивая крошечными губками. И в свои недолгие 8 дней весил всё те-же 2.800 (известный факт - новорожденные сразу после родов теряют в весе, а через несколько дней начинают потихонечку прибавлять). Ножки тонюсеньки.., ручки крохотны...

...а в то время в соседней комнате моэль точил ножи.

Кстати, моэль...
Да нет. Совсем не был он похож на тех вонючих пейсатых религиозных евреев в лапсердаках из Бней-Брака - точной копии из антисемитских карикатур-агиток. Вполне нормальный такой с виду невысокий бухарский (кажись) еврей в большой кипе и при известном параде - черный низ, белый верх. На стульчике раскрытый небольшой чемоданчик, с виду такой в котором носят фотографы свои камеры. Тут-же на журнальном столике разложил свой немудрёный инвентарь - бинты-тряпочки, мазь там шмазь, спирт-йод.., ну и собственно сам инструмент для "вивисекции" тут. Ну и обязательная на все случаи жизни не большая книжечка-сидур с заповедями.

Таки, пришёл момент... Молодой папаша-Серёжа в нарядной накидке-талите торжественно выносит из детской спящего малыша. В самый ответственный момент отец не имеет права держать ребёнка. Эта почётная роль отводится другому мужчине (ну вроде крёстного у христиан). Понятное дело, эту роль занял Мишка - общий друг семьи.
Моэль положил на колени Мишке, тут-же присевшему на угол журнального столика подушечку накрытую тряпочкой. Принесли малютку. Его маленький тёзка, которого он держал на подушечке, даже не проснулся.

Это было какое-то душераздирающие зрелище - кругом вплотную куча народу, полностью заполнившего маленькую комнату - молодые офицеры и сержанты, головы которых покрывали не кипы, а свои же голубые береты; солдатки, которые почему-то не вышли из комнаты (ситуация исключает пребывание женщин в помещении, где производится брит-мила). По видимому женщина в форме у этого моэля приравнивалась к мужчине. Тут же находились оба дедушки Мишутки (чисто русских дедушки, надо отметить!), один в дежурной кипе, другой в одолженном берете. Меня в таких случаях всегда выручает бандана, с которой не расстаюсь почти никогда. Просто снимаю её со лба, разворачиваю ткань и завязываю на голове поверх макушки.
Итак.., маленькая комната до отказа набитая людьми и в центре - новорожденный младенец на заклании...

Я никак не мог и подозревать, что во всей этой вакханалии мне тоже отведётся немаловажная роль. Внезапно между распеванием бесконечных молитв, моэль, вдруг обратился ко мне на чисто русском языке, указывая на подготовленный специально для этих целей бокал вина с кусочком марли: "Возьми в руки. Будешь смачивать губы когда начнёт плакать."
И после, распев очередную молитву, стал недрогнувшей рукой разворачивать малому подгузник.
Поразительно, но мальчик всё это время продолжал спать. Зашевелился он лишь когда его мучитель стал активно теребить кончик его "перчика". Делал он это достаточко бесцеремонно и долго. Наконец тот окончательно открыл сонные глазки и тихонечко заканючил, затеребив ножками-палочкам, безуспешно пытаясь освободиться от своего мучителя.
Он мне напомнил в тот момент маленького слонёнка нескольких дней отроду, который получив инфекцию в месте разрыва пуповины, беспомощно теребит задними ножками, пытаясь почесать беспокоющую его ранку на животе.
Дёргал он ножками всё активнее, мешая злому дядьке, и тот попросил Серёжу крепко держать ножки руками.

Мне показался этот момент каким-то мистическим. Эдакий апофеоз первобытного варварства: родной отец держит ножки новорожденного сына, дабы дать "палачу" беспрепятственно надругаться над крошечным беспомощным тельцем.

Наконец, подустав от "дрочки" махонькой пипки, моэль достал вот ту ужасную хреновину с прорезью с картинки под катом выше и, основательно оттянув крайнюю плоть, надел на неё железку с прорезью. После чего чирканул по ней лезвием своего ножа. Комната внезапно разразилась тонюсеньким плачем, ничего не подозревающего Мишутки. Вся промежность окропилась кровью крохи.
Он болезненно затеребил ножками и зашёлся в истерическом плаче. Крохотное личико исказилось такой(!) гримасой неподдельной боли и страдания, что мне ужасно захотелось взять за шиворот всех тех примитивных идиотов, утверждающих, что восьмидневный младенец в этот момент не чувствует боли, и сунуть их прямо рожей в это воплощение самой боли и страдания!

В этот ужасный момент моэль произнёс во всеуслышание нечто, и комната разразилась дружным рукоплесканием (театр, бля...)

Моя марля с вином никоим образом не успокаивала малютку, а моэль накладывал на головку обрезаного писюна предварительно заготовленные на блюдце кусочки бинтов, пропитанные каким-то порошком. Попеременно он пытался (безуспешно поначалу) обнажить головку члена крохи.
В какой-то момент он, вдруг, произвёл потрясающее для меня действо, повергшее меня в какой-то секундный шок. Он приложился своими губами к кончику кровоточащего члена ребёночка. Позднее рассказав жене об этом, она пояснит мне, что именно таким образом эти крохи часто заражаются герпесом от моэлей. Мотивы этого, более чем странного действа, она, к сожалению тоже не знает.

Наконец, кое как утихомирив кровотечение и вытерев наспех детскую кровь с мошонки и ножек, моэль застегнул назад подгузник и рыдающий ребёночек был передал маме.
Кстати... Мне тут вот рассказали, что существует версия, которая гласит, что причина по которой делается брит именно на восьмой день состоит в том, что родная мать новорожденного первые дни после родов ещё не восстановлена полностью не физически ни душевно, и представляет собой достаточно неадекватное существо, у которого можно беспрепятственно забрать ребёнка, дабы подвергнуть его этому дикому обряду.
Я не знаю насколько это правдоподобно, но тем ни менее в этом что-то есть.

P.s. Возвратившись в детскую, Ласуня сообщила мне, что я имею весьма зеленоватый вид...