May 17th, 2015

с любимой Элочкой

Миллер Генри - Плексус...

Часто после завтрака я оставался сидеть за столом и в глубокой задумчивости глядел в окно на задние дворы. Бывали дни, когда в природе царил полный покой: не шевелилась ни единая веточка, ни единый лист, лишь ярко сверкало солнце да неумолчно жужжали насекомые.
Иногда трудно было поверить, что еще совсем недавно я жил в этом районе с другой женой, прогуливался по улицам, толкая перед собой детскую коляску, или брал малышку на руки и шел с нею в парк и смотрел, как она играет на траве.

Это погружение в прошлое, в смутные, неясные воспоминания больше походило на реинкарнацию. Восхитительное чувство отрешенности овладевало мною, и я уплывал, лениво, играя, как дельфин, в волшебные воды воображаемого прошлого. Когда в такие минуты мой взгляд падал на Мону, расхаживавшую по квартире в своем китайском платье, она казалась мне совершенно чужим человеком. Порой я даже не мог вспомнить, как ее зовут. Глядя в окно, я иногда вдруг ощущал прикосновение ладони к плечу.

«О чем задумался?» - слышался голос. (Даже теперь отчетливо помню, каким он казался далеким.)
«Задумался… задумался? Ни о чем». На что она замечала, что у меня такой сосредоточенный взгляд.
«Да нет, ни о чем не думал, - отвечал я, - просто мечтал».
Тут вмешивалась Марджори: «Он, мне кажется, обдумывает, что будет писать».
- «Ты права, Марджори», - говорил я. Удовлетворенные ответом, они потихоньку незаметно ускользали, оставляя меня наедине с моими мыслями. Я незамедлительно вновь погружался в свои видения.