April 4th, 2021

с любимой Элочкой

Маркес Габриель Гарсиа - "Сто лет одиночества"...

Прочитал я эту вашу гениальную «100 лет одиночества», переведённую на 35 языков, но так и не понял её исключительности.



В ней все страдали от одиночества, но при этом умудрялись плодиться как кролики, даже не смотря на страх рождения «свиных хвостиков».



Невозможно было уследить за всеми хитросплетениями этих многочисленных персонажей со сложными испанскими именами.


Произвели на меня неизгладимое впечатление лишь двое из них - Ребека, всю жизнь жрущая землю «от тоски», но при этом всё-равно умудрившуюся прожить до глубокой старости и Ремедиос Прекрасная, косвенная виновница множества смертей мужчин.



Как не пытался нас убедить Маркес в умалишённости Ремедиос Прекрасной, я всё равно влюбился в неё и она глубоко покорила моё сердце.



Интровертка, полностью отвергающая глупые общественные устои и мораль с их условностями в виде обязательных одежд, часов и распорядка сна и еды… живущая лишь внутренними порывами и желаниями…

Что может быть более прекрасным, чувственным и эротичным?



А её бесподобная кончина молодой и цветущей.
Нет ли в этом библейской замусоленной аналогии «христовой сестры»?….


Воистину незаслуженно обделена вниманием и малозначительно упомянута Маркесом столь прелестная светлая дева.


---

"Ребека ждала свою любовь каждый день в четыре часа, сидя у окна за вышивкой.
Она знала, что почтовый мул приходит только раз в две недели, но она упрямо караулила его в уверенности,
что почта может прибыть и тогда, когда ее меньше всего ждешь. Но все вышло наоборот: в один прекрасный день мул не появился.

Обезумев от тоски, Ребека вскочила в полночь с постели, бросилась в сад и стала есть землю с убийственной жадностью,
плача от горя и злости, пережевывая нежных дождевых червей и раздирая до крови десны панцирями улиток.
Потом ее тошнило до рассвета. Она впала в состояние полной прострации, тряслась как в лихорадке и никого не узнавала,
а сердце облегчалось в безудержных бредовых излияниях."

-

"До последней минуты своего пребывания на земле она так и не узнала, что ей выпала судьба постоянно вводить мужчин
в искушение и ввергать в отчаяние.
Всякий раз, как она, не слушая Урсулу, появлялась в столовой, незваных гостей охватывало паническое смятение. Все прекрасно
видели, что грубый балахон был накинут на абсолютно голое тело, и терзались мыслью, не служит ли это, как и ее прекрасная
бритая голова, средством обольщения и не вводит ли она всех просто-напросто в преступный соблазн своей манерой приподнимать
в жару балахон, обнажая ляжки, и с наслаждением обсасывать пальцы после еды.

Collapse )