Белый (belyi_mitia) wrote,
Белый
belyi_mitia

Categories:

Андрей Платонов - "Котлован"...

Открыл для себя Платонова.
Платонов это сказка. Его язык - музыка для ушей.
Иную книгу прослушаешь и не задержится ни строчки. Нигде ни в одном месте не ёкнет, не дёрнешься нажать на стоп и записать момент времени, дабы вечером дома стянуть из текстового формата драгоценную цитату, кою испугаешься потерять.

Платонова тянет записывать всего. Переписывать. Не слушаешь, а безпристанно дёргаешься в желании забрать момент текста.
Я бы очень хотел говорить его языком. Наш сегодняшний язык - жалкий суррогат русского языка.


---
Мастеровые сели в ряд по длине стола, косарь, ведавший женским делом в бараке, нарезал хлеб и дал каждому человеку ломоть, а в прибавок еще по куску вчерашней холодной говядины. Мастеровые начали серьезно есть, принимая в себя пищу как должное, но не наслаждаясь ею.
— Иди с нами кушать! — позвали Вощева евшие.
Вощев встал и, еще не имея полной веры в общую необходимость мира, пошел есть, стесняясь и тоскуя.
Покушав пищи, мастеровые вышли наружу с лопатами в руках, и Вощев направился за ними вслед.
На выкошенном пустыре пахло умершей травой и сыростью обнажен­ных мест, отчего яснее чувствовалась общая грусть жизни и тоска тщет­ности. Вощеву дали лопату, и он с жестокостью отчаяния своей жизни сжал ее руками, точно хотел добыть истину из середины земного праха; обездоленный, Вощев согласен был и не иметь смысла существования, но желал хотя бы наблюдать его в веществе тела другого, ближнего чело­века, — и, чтобы находиться вблизи того человека, мог пожертвовать на труд все свое слабое тело, истомленное мыслью и бессмысленностью.

---
Дни своего отдыха Прушевский проводил в наблюдениях, либо писал письма сестре. Момент, когда он наклеивал марку и опускал письмо в ящик, всегда давал ему спокойное счастье, точно он чувствовал чью-то нужду по себе, влекущую его оставаться в жизни и тщательно действо­вать для общей пользы. Сестра ему ничего не писала, она была многодет­ная и изможденная и жила как в беспамятстве. Лишь раз в год, на Пасху, она присылала брату открытку, где сообщала: «Христос воскресе, доро­гой брат! Мы живем по-старому, я стряпаю, дети растут, мужу прибавили на один разряд, теперь он приносит 48 руб. Приезжай к нам гостить. Твоя сестра Аня».
Прушевский подолгу носил эту открытку в кармане и, перечитывая ее, иногда плакал.

---
Инженер Прушевский уже с двадцати пяти лет почувствовал стесне­ние своего сознания и конец дальнейшему понятию жизни, будто темная стена предстала в упор перед его ощущающим умом. И с тех пор он мучился, шевелясь у своей стены, и успокаивался, что, в сущности, самое срединное, истинное устройство вещества, из которого скомбини­рован мир и люди, им постигнуто, вся насущная наука расположена еще до стены его сознания, а за стеною находится лишь скучное место, куда можно и не стремиться.

Прушевский оставил барак и отправился бриться в парикмахерскую ночных смен; он любил, чтобы во время тоски его касались чьи-нибудь руки.

Вдалеке, на весу и без спасения, светила неясная звезда, и ближе она никогда не станет. Прушевский глядел на нее сквозь мутный воздух, время шло, и он сомневался:
— Либо мне погибнуть?
Прушевский не видел, кому бы он настолько требовался, чтоб непре­менно поддерживать себя до еще далекой смерти. Вместо надежды ему осталось лишь терпение, и где-то за чередою ночей, за опавшими, рас­цветшими и вновь погибшими садами, за встреченными и минувшими людьми существует его срок, когда придется лечь на койку, повернуться лицом к стене и скончаться, не сумев заплакать. На свете будет жить только его сестра, но она родит ребенка, и жалость к нему станет сильнее грусти по мертвому, разрушенному брату.
— Лучше я умру, —подумал Прушевский.— Мною пользуются, но мне никто не рад. Завтра я напишу последнее письмо сестре, надо купить марку с утра.
И решив скончаться, он лег в кровать и заснул со счастьем равно­душия к жизни.

---
Он отошел к Жачеву, который приютился под плетнем и при­жал к себе Настю, согревая ее животом и грудью; увеч­ный даже поднял кверху свою рубашку, дабы ребенок полностью пользовался его телесным теплом. Девочка уже глубоко спала, а Жачев был доволен, что он бережет и греет не задумчивую идею, которую забываешь во сне, а будущего, неизвестного человека, дышащего вблизи него.

---
Tags: аудиокниги
Subscribe

  • «Дорогие товарищи» (2020)...

    Новочеркасская трагедия 1962 года. Расстрел демонстрантов. Тяжёлый фильм. Сильно проникся. Онлайн не смог найти в приличном качестве. Всё, что в сети…

  • Гальего Рубен Давид Гонсалес - "Я сижу на берегу"...

    Первую книгу Рубена Гальего "Белое на чёрном" прослушал в далёком 2011-м. Заглядывал здесь у себя в теги "аудиокниги" и наткнулся на неё. Полез на…

  • (no subject)

    Как стойкому интроверту, мне присуща любовь к переписке. Именно этот способ общения я всегда предпочту разговору по телефону (скайпу, мессенджеру и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments