Белый (belyi_mitia) wrote,
Белый
belyi_mitia

Category:

Януш Леон Вишневский - "Гранд"...

Она вспомнила, как на лекциях в Гейдельберге молодая профессорша из Гарварда, прибывшая с визитом, сопровождая свой рассказ множеством фотографий, рассказывала о некоем явлении, которое она называла «аттракционизм», сравнивая его с нацизмом, сексизмом и гомофобией.

Она утверждала, иллюстрируя это многочисленными примерами, что предубеждения, связанные с внешним видом, так же сильны, как предубеждения, связанные с цветом кожи, сексуальной ориентацией или полом.

Аттракционизм отличается разве что тем, что в большинстве случаев он не осознается. Люди не говорят вслух о том, что красивое равно хорошему, но подсознательно они предпочитают красивых и часто подвергают дискриминации уродливых.

Поступают так и женщины, и мужчины, и даже – что удивительно! – дети.
Красивые и ухоженные люди воспринимаются более положительными и оцениваются более позитивно.
И эта склонность к прекрасному является врожденной, а не приобретенной.



------------

Мне тут-же вспомнился забавный случай, произошедший в те времена, когда мы жили в Вене. К нам пришли покупатели на котят.
Это была молодая симпатичная пара австрийцев. Вернее на сколько был симпатичен парень, я сейчас совершенно не помню.
Но вот девица нас всех сразу поразила своей необычной яркой внешней привлекательностью.

Высокая блондинка с правильными "породными" чертами лица и чудесной фигурой. Дело происходило летом и на ней был минимум одежды - лёгкая маечка с полностью открытыми руками и плечами.
Главная её фишка заключалась в татуировках! Практически обе руки почти полностью, включая плечи, были исписаны невообразимой окраски и яркости всевозможными цветами и узорами.

Наша доча была настолько ошарашена её внешностью, что будучи самым обыкновенным безбашенным и непосредственным израильским ребёнком, кои, по обыкновению полностью лишены каких-либо комплексов и тормозов, буквально прилипла к девице и вдалась с ней в бесконечные разговоры обо всём на свете.
Она не отпускала её внимание ни на секунду и той пришлось воистину изощрятся, дабы, таки совершить выбор котёнка и получить соответствующую консультацию по его уходу.

В конце прощаясь с ней, наша доча повинуясь видимо бессознательному для самой себя импульсу, внезапно протянула к ней руки и дождавшись когда её новообретённая "подруга" наклонилась в ответ, крепко её обняла и расцеловала.

Австрийцы, конечно же, далеко не немцы. Народ более открытый и эмоциональный. Но тем не менее известная европейская холодность и строгие правила поведения и здесь имеют место быть в полной своей мере. Словом, девица мягко говоря, была не на шутку в первое мгновение растеряна и несколько потрясена. Но видно было насколько её подкупила эта необычная открытость и душевная теплота гиперактивной и болтливой нашей девочки. ))

------------




– Тебя долго не было, Убожка. Я уж думала, что ты совсем обиделся, – перебила она его, не поворачивая головы.

– Я в предпоследний раз обижался на Ярузельского и военное положение. А в последний раз – на Бога. За то, что, своими делами занятый, он не заметил мою Юльчу. Но это уже давно было. Потом я смирился и уже не обижаюсь ни на что и ни на кого.
А теперь, когда я на улице живу, обижаться если – так это меня бы с ума свело и разорило вконец. Потому что ведь даже нищие могут, барышня, разориться.

Вот когда последний мировой финансовый кризис грянул и пощипал банкиров – так у меня такие были финансовые затруднения, что даже на хлеб и на какую-нибудь простую еду не хватало.
Народ поверил в эти падения биржи в Нью-Йорке – на мне это очень болезненно отразилось. Я вообще думаю, что от кризиса, кроме представителей церкви в приходах, сильней всего пострадали нищие.

А в вопросе обид я теперь осторожный, нечувствительный. Чтобы обидеться – нужно иметь какие-то основания, хотя некоторым кажется, что для этого достаточно гордости.
А гордость, барышня, это почти у всех от рождения. И у последнего мерзавца, и у первого святого.

Когда у меня как-то один недостойный вор украл банку с пожертвованиями, то он мне говорил, когда я его поймал, что деньги ему нужны для уплаты долга чести.
Может, это и правда была. Но честь и гордость без оснований на то – все равно как раздавленный кот на дороге с яйцами кверху – даже мыши к его причиндалам легко могут добраться. А у меня в последнее время оснований для гордости никаких нет, поэтому гордость свою засунул подальше.

---


На четвертом курсе они обсуждали «геноцид во время Второй мировой войны и накануне ее». Курс вел профессор из Израиля, российский еврей.
Он рассказывал о фабриках смерти со спокойствием экономиста, как об отливке стали. Не позволял себе абсолютно никаких эмоций.
Подавал факты беспристрастно и всегда рассматривал их с разных сторон.

Его рассказы и выводы никогда не были черно-белыми, он никого не обвинял. Иногда даже, что шокировало Максимилиана, находил для немцев оправдания и объяснения их поступкам!

Невозможно забыть, как один раз профессор доказал, что концентрационные лагеря могли организовать только немцы по причине своей удивительной и недоступной другим народам дисциплинированности и законопослушности.

Немцы не убивали из ненависти, утверждал он, они убивали из лояльности и верности отданному приказу. Другие народы, например, поляки, американцы или евреи, слишком невротичны, слишком истеричны и слишком лабильны, чтобы достаточно долго находиться в состоянии одной эмоции.


----------

Хочется добавить что эта книга Вишневского как-то по особому глубоко проникновенна и чувственна.
Tags: аудиокниги, личные записи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments