Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

с любимой Элочкой

Степнова Марина - "Женщины Лазаря"...

В девяносто первом году Ольга бросила его, как бросают в урну липкую обертку от доеденного мороженого,
и удрала с заезжим уланом — не то следуя ветреному велению своего литературного имени, не то действительно
поддавшись обаянию нездешнего варяга, щедрого, щеголеватого красавца с пышными офицерскими усами,
вечно присыпанными красным перцем кстати рассказанного и всегда похабного анекдотца.


Пока жена упаковывала чемоданы (улан деликатно ждал у подъезда в невнятно бурчащем такси), быстро переступая
красивыми ловкими ногами пытающиеся спастись вещи, Лужбин молча сидел в углу на неизвестно откуда приблудившейся
табуретке, изумленно разглядывая свои трясущиеся руки.


Удар, который он пропустил, оказался такой анестезирующей силы, что Лужбин не испытывал даже боли —
только тихое, граничащее с безумием недоумение.
Как будто коридор, по которому он уверенно шел, чтобы получить заслуженную награду на алой подушке и всеобщий гул
радостного одобрения, внезапно закончился безмолвной площадью, в центре которой торчала черная, словно обугленная,
виселица да маялся со скуки не проспавшийся после вчерашнего палач в грязноватом, скучном, предрассветном балахоне.


Когда взвизгнула последняя молния на последней сумке, Лужбин все еще пытался понять, что сделал не так,
в чем провинился, где совершил жуткую ошибку, которая заставила жену вот так, мимоходом, выдрать из жизни пять лет
их счастливого — ну счастливого же! — абсолютно счастливого брака.


Ольга попробовала сорвать с насиженного места собственное прошлое, с трудом вместившееся в три разновеликие
спортивные сумки и один неприлично раздутый чемодан, не смогла и метнула в Лужбина сердитую пепельно-зеленую молнию —
помоги же, растяпа!
Он послушно встал, вынес из квартиры вещи, аккуратно устроил на лестничной площадке. Обернулся.


— Дальше я сама, — милостиво разрешила Ольга, запахиваясь, застегиваясь, заматывая вокруг шеи ярко-красный длиннющий
шарф — в апреле в Энске холодно, у нее всегда было слабое горло, и весной и осенью она мучилась от бесконечных ангин,
и сонный Лужбин по ночам приносил ей попить разлохмаченный клюквенный морс, она бормотала что-то хриплым горячим
шепотом и засыпала снова, прижавшись к нему всем телом, огненная от жара, влажная, невозможно желанная. Невозможно.


— Оля, — сказал он и сам испугался, услышав свой собственный голос. — Оля, почему?

Collapse )
с любимой Элочкой

Виктор Шендерович: о тесте на освиневание и главных страхах в жизни...

Признак ума.

...Значит вот у меня какая штука - меня дико это ранило в начале.
Возможность высказываться есть у гораздо большего количества людей, чем у тех, у кого есть что сказать.

Есть люди, которых мне интересно слушать.
Но говорят все. Почти все.

Самоограничение - это уже признак ума.

Человек который перед тем как что-нибудь сказать подумает, а стоит ли говорить - это уже умный человек.

Я в какой-то момент научился зеркалить - вот когда ты понимаешь... я ведь все время...
я так воспитан - мама говорила "ищи где ты не прав".
Вот тебе что-то говорят - там, наверное, есть какое-то зерно. Ты наверное где-то не прав.

И я чрезвычайно самокопательный в этом смысле человек. Когда я слышу уверенную интонацию, безапелляционную...
первая детская пионерская, октябрятская мысль - "ой, мне старший сделал замечание, я что-то сказал не так".

Я первоначально относился к этому очень драматично, к этой волне ненависти. Потом немножко полегчало.
Потому что я пытаюсь отделить претензии, смысловые претензии от вот этого хейтерства. От самоутверждения за мой счет.
Я научился не кормить троллей, как говорится. Научился отходить в сторону.

---

Норма.

Вы вот сказали "нормальные люди". Вопрос нормы он и есть самый драматический вопрос.
Потому что норма рулит миром.
В чём ужас холокоста... ну на место холокоста вы можете поставить любую катастрофу. В чем катастрофа настоящая и почему так страшно думать о холокосте?

Я это понял не так давно, лет 5-7 назад.
Мне эта мысль простая в голову пришла и я похолодел - это будут делать с тобой твои соседи.
Это будут делать не марсиане, не какие-то специальные злодеи.

Банальность зла - это будет делать твой сосед!
Который раскланивался с тобой, потому что была такая норма.
С которым можно было оставить ребенка, потому что такая норма.
Который покормит твоего ребенка, потому что тоже такая норма.

А потом норма чуть-чуть сменится и станет нормой с тобой не здороваться.
А потом станет нормой в тебя плюнуть и разбить окно камнем.
А потом станет нормой сдать тебя в гестапо и те кто это делали, оставались в пределах нормы.

Вот в чем ужас. Настоящий ужас.



самоограничение



https://www.youtube.com/watch?v=bwLoJvU6zxY ("Нормальные люди".18.10.20)
с любимой Элочкой

Харари Юваль Ной – "Sapiens. Краткая история человечества."

Здоровое и разнообразное питание, сравнительно короткая рабочая неделя, отсутствие инфекционных
заболеваний — все это дало ученым повод охарактеризовать досельскохозяйственное общество как
«изначально благополучное».

Конечно, идеализировать эту древнюю пору было бы неправильно. Образу жизни этих кочевников могли бы
позавидовать крестьяне и промышленные рабочие, однако и в их мире проблем и трагедий хватало.
Регулярно по той или иной причине им грозил голод или другие трудности. Был очень высок уровень детской
смертности, любой несчастный случай — например, падение с дерева — с большой вероятностью оказывался
роковым.

И хотя почти все члены рода чувствовали себя как нельзя лучше в этой дружной, пронизанной множеством
связей семье, тот несчастный, кто ухитрялся навлечь на себя враждебность или насмешки, мог бы еще до
Сартра воскликнуть: «Ад — это другие!»

У современных этносов, застрявших в первобытной эпохе, отмечается обычай оставлять на голодную смерть
или убивать стариков и больных — тех, кто не поспевает за кочующим племенем.
Также уничтожают нежеланных младенцев и маленьких детей, встречаются и человеческие жертвоприношения.




Народ аче (гуаяки) обитал в джунглях Парагвая вплоть до 1960-х годов. Изучавшие его антропологи словно
заглянули в первобытный мир.
Когда умирал уважаемый сородич, аче убивали маленькую девочку и хоронили ее вместе с ним.
Ученые зафиксировали случай, когда заболевшего и не поспевавшего за соплеменниками мужчину средних лет
просто оставили сидеть под деревом. К дереву уже слетались стервятники в расчете на поживу, но больной,
к величайшему разочарованию изголодавшихся птиц, собрался с силами, поднялся и нагнал остальных.
Его тело было покрыто птичьими экскрементами, и с тех пор его прозвали «помет стервятников».

Когда старуха становилась бременем для своих сородичей, кто-то из мужчин помоложе, подобравшись со спины,
приканчивал ее ударом топора в затылок.
Член племени поведал любознательным антропологам о временах своей юности:
«Я часто убивал старух. Я убивал своих теток... Женщины меня боялись... А теперь пришли белые, и я ослаб.
А вообще-то я много старух убил».

Новорожденные, появившиеся на свет лысыми, считались недоношенными, и их приканчивали сразу. Одна женщина
припомнила, как убили ее первого ребенка — мужчины сочли, что еще одна девочка им ни к чему. В другой раз
мужчина убил маленького мальчика, потому что «был не в настроении, а ребенок плакал». Другого ребенка
похоронили заживо, потому что «он был какой-то странный и дети над ним смеялись».


Но не торопитесь осуждать народ аче. Ученые, жившие с ними годами, отмечали, что взрослые члены племени
могли не опасаться насилия. И мужчины, и женщины свободно меняли партнеров. Все они постоянно улыбались,
смеялись, не знали жесткой иерархии и не стремились никем командовать. Они отличались поразительной щедростью,
легко, расставались со своим скудным имуществом, не стремились ни к богатству, ни к успеху. Превыше всего в
жизни они ценили общение и настоящую дружбу.
К убийству детей, стариков и больных они относились примерно так же, как мы — к абортам и эвтаназии.
Заметим, что парагвайские крестьяне охотились на этих людей и беспощадно их истребляли. Вероятно, как раз эта
постоянная угроза вынудила аче столь решительно избавляться от всех, кто мог превратиться в обузу для племени.

Это первобытное общество, как и любое человеческое, было устроено очень непросто. Нельзя его ни идеализировать,
ни демонизировать на основании лишь поверхностного знакомства. Аче не были ни ангелами, ни демонами —
они были людьми. Как и древние охотники-собиратели.




---

Слушаю сейчас. С огромным удовольствием.
Тот редкий случай, когда тяжело оторваться и с нетерпением ждёшь снова свободного времени для головы,
чтобы продолжить прослушивание.
Жаль нет ивритской озвучки. С радостью переслушал бы на языке оригинала.



Для справки:

Юваль Ной Харари — израильский военный историк-медиевист, профессор исторического факультета
Еврейского университета в Иерусалиме, автор международного бестселлера «Sapiens. Краткая история человечества».
Активист защиты прав животных; гей; веган. (Википедия)
с любимой Элочкой

бурозубки (семейство землероек)...

Есть зоологи, утверждающие, что данный "паровозик" за ночь может с лёгкостью преодолеть и 8 км.
Наблюдательный глаз заметит, что сцепка происходит не за хвост, а за жопку. )
Инициатива сцепки исходит исключительно от малышей, боящихся потеряться. Бывает поезд застревает, т.к. у мамаши возникают свои собственные планы.
Порой устав от постоянных поисков матери, сбиваются в кучу и засыпают в уверенности, что заботливая мамашка их не бросит и обязательно придёт.
Так всегда и происходит - мать ураганом обрушивается на сонное царство, и новый паровозик отправляется в новый путь.



с любимой Элочкой

(no subject)

Прослушал сейчас песенку "Дядя Вова"... (гуглите сами, мне в падлу её здесь выкладывать)

Омерзительно всё. И слова, и подача и прилизанные детки.
Среди них резанули по глазам девочка-узбечка (толерастность, бля, проникает и в российские ряды, гы?...) и мальчик - реинкарнация самого дяди Вовы (точная его детская копия).

На словах про Аляску поперхнулся печенькой.... (не вправе ли США принимать сие слова негласным объявлением войны?)



Но пост мой, собственно, не об этом.

В комментах к мерзкой песенке мелькнул такой вот любопытный:

"53-летний Ленин был для детей дедушкой, а 65-летний Путин...дядей.."

Признаться, завис над этими словами. И немедленно полез в гугл!
Чёрт подери. Всё верно!!!
Ленин умер.... в неполные 54.
Ленин умер в 53 года.
Тогда почему... ПОЧЕМУ??? мы, дети, всегда называли его "дедушкой Лениным"???.....

Почему за свои прожитые 47 лет я ни разу не обратил внимания на этот факт и не задумался?!

Ленин был лишь на 6 (на ШЕСТЬ, Карл!) лет меня старше и был для всех дедушкой.
А мне до сих пор неловко, когда 20-летние в общении со мной долго отказываются переходить на "ты" даже после того, как я сам об этом их прошу. Да что там! Я психологически ещё не могу принять себя дядей, но лишь умом!..
с любимой Элочкой

(no subject)

Махнули сегодня на велах с ребятами в Тульн (90 км туда-назад).
Наткнулся там на такую вот прелестную русалочку! )


русалочка
с любимой Элочкой

(no subject)

Сегодня впервые Вену замело белым снегом...
Так я должен был написать три дня назад. Но вечно запаздываю.
Впрочем, снежок всё ещё стоит.

А мне вот вспомнилось лето... )

---
P.s.
Вообще-то велосипедных вылазок за прошедший год было достаточно много. Одной из которых - в долину Вахау (туда-назад 200км), могу почти гордится. Во всяком случае столько ещё за раз накручивать не приходилось.

Ребята все - студенты. Все в районе 20-ти. Как-то случайно затёрся к ним весной в компанию через ФБ и прочно закрепился.
Общаемся в группе ВК и по настроению вылазим на великах когда близко, когда далеко.
Общаешься с девочками... невольно порой мысль вспышкой - чёрт подери, да ведь они возраста твоей старшей дочери!!
Нет, не хочу я стареть. Не хочу...
Да и не чувствую своего возраста. Честнее сказать - не хочу чувствовать.
Словом - "старый конь борозды не испортит". )

Одно грустно - Света моя совсем не спортивная девушка, нет. Покупать ей велик нет смысла - и держать негде, и ездить со мной не будет. Иногда мелькает шальная мысль - тандем. Может так смогу приобщить хоть...


Grüner See (june,16)_01
Grüner See, june, 2016


Collapse )
с любимой Элочкой

Алексиевич Светлана - "У войны не женское лицо"...

"У меня было ночное дежурство... Зашла в палату тяжелораненых.
Лежит капитан...
Врачи предупредили меня перед дежурством, что ночью он умрет...
Не дотянет до утра...
Спрашиваю его: "Ну, как? Чем тебе помочь?"

Никогда не забуду...
Он вдруг улыбнулся, такая светлая улыбка на измученном лице: "Расстегни
халат... Покажи мне свою грудь... Я давно не видел жену...".
Мне стало стыдно, я что-то там ему отвечала. Ушла и
вернулась через час. Он лежит мертвый. И та улыбка у него на лице..."

* * *


"Я не запомнила в войну ни кошек, ни собак, помню крыс.
Большие... С желто-синими глазами... Их было видимо-невидимо.
Когда я поправилась после ранения, из госпиталя меня направили назад в мою часть. Часть
стояла в окопах под Сталинградом. Командир приказал: "Отведите ее в девичью землянку".

Collapse )