Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

с любимой Элочкой

Степнова Марина - "Женщины Лазаря"...

В девяносто первом году Ольга бросила его, как бросают в урну липкую обертку от доеденного мороженого,
и удрала с заезжим уланом — не то следуя ветреному велению своего литературного имени, не то действительно
поддавшись обаянию нездешнего варяга, щедрого, щеголеватого красавца с пышными офицерскими усами,
вечно присыпанными красным перцем кстати рассказанного и всегда похабного анекдотца.


Пока жена упаковывала чемоданы (улан деликатно ждал у подъезда в невнятно бурчащем такси), быстро переступая
красивыми ловкими ногами пытающиеся спастись вещи, Лужбин молча сидел в углу на неизвестно откуда приблудившейся
табуретке, изумленно разглядывая свои трясущиеся руки.


Удар, который он пропустил, оказался такой анестезирующей силы, что Лужбин не испытывал даже боли —
только тихое, граничащее с безумием недоумение.
Как будто коридор, по которому он уверенно шел, чтобы получить заслуженную награду на алой подушке и всеобщий гул
радостного одобрения, внезапно закончился безмолвной площадью, в центре которой торчала черная, словно обугленная,
виселица да маялся со скуки не проспавшийся после вчерашнего палач в грязноватом, скучном, предрассветном балахоне.


Когда взвизгнула последняя молния на последней сумке, Лужбин все еще пытался понять, что сделал не так,
в чем провинился, где совершил жуткую ошибку, которая заставила жену вот так, мимоходом, выдрать из жизни пять лет
их счастливого — ну счастливого же! — абсолютно счастливого брака.


Ольга попробовала сорвать с насиженного места собственное прошлое, с трудом вместившееся в три разновеликие
спортивные сумки и один неприлично раздутый чемодан, не смогла и метнула в Лужбина сердитую пепельно-зеленую молнию —
помоги же, растяпа!
Он послушно встал, вынес из квартиры вещи, аккуратно устроил на лестничной площадке. Обернулся.


— Дальше я сама, — милостиво разрешила Ольга, запахиваясь, застегиваясь, заматывая вокруг шеи ярко-красный длиннющий
шарф — в апреле в Энске холодно, у нее всегда было слабое горло, и весной и осенью она мучилась от бесконечных ангин,
и сонный Лужбин по ночам приносил ей попить разлохмаченный клюквенный морс, она бормотала что-то хриплым горячим
шепотом и засыпала снова, прижавшись к нему всем телом, огненная от жара, влажная, невозможно желанная. Невозможно.


— Оля, — сказал он и сам испугался, услышав свой собственный голос. — Оля, почему?

Collapse )
с любимой Элочкой

Маркес Габриель Гарсиа - "Сто лет одиночества"...

Прочитал я эту вашу гениальную «100 лет одиночества», переведённую на 35 языков, но так и не понял её исключительности.



В ней все страдали от одиночества, но при этом умудрялись плодиться как кролики, даже не смотря на страх рождения «свиных хвостиков».



Невозможно было уследить за всеми хитросплетениями этих многочисленных персонажей со сложными испанскими именами.


Произвели на меня неизгладимое впечатление лишь двое из них - Ребека, всю жизнь жрущая землю «от тоски», но при этом всё-равно умудрившуюся прожить до глубокой старости и Ремедиос Прекрасная, косвенная виновница множества смертей мужчин.



Как не пытался нас убедить Маркес в умалишённости Ремедиос Прекрасной, я всё равно влюбился в неё и она глубоко покорила моё сердце.



Интровертка, полностью отвергающая глупые общественные устои и мораль с их условностями в виде обязательных одежд, часов и распорядка сна и еды… живущая лишь внутренними порывами и желаниями…

Что может быть более прекрасным, чувственным и эротичным?



А её бесподобная кончина молодой и цветущей.
Нет ли в этом библейской замусоленной аналогии «христовой сестры»?….


Воистину незаслуженно обделена вниманием и малозначительно упомянута Маркесом столь прелестная светлая дева.


---

"Ребека ждала свою любовь каждый день в четыре часа, сидя у окна за вышивкой.
Она знала, что почтовый мул приходит только раз в две недели, но она упрямо караулила его в уверенности,
что почта может прибыть и тогда, когда ее меньше всего ждешь. Но все вышло наоборот: в один прекрасный день мул не появился.

Обезумев от тоски, Ребека вскочила в полночь с постели, бросилась в сад и стала есть землю с убийственной жадностью,
плача от горя и злости, пережевывая нежных дождевых червей и раздирая до крови десны панцирями улиток.
Потом ее тошнило до рассвета. Она впала в состояние полной прострации, тряслась как в лихорадке и никого не узнавала,
а сердце облегчалось в безудержных бредовых излияниях."

-

"До последней минуты своего пребывания на земле она так и не узнала, что ей выпала судьба постоянно вводить мужчин
в искушение и ввергать в отчаяние.
Всякий раз, как она, не слушая Урсулу, появлялась в столовой, незваных гостей охватывало паническое смятение. Все прекрасно
видели, что грубый балахон был накинут на абсолютно голое тело, и терзались мыслью, не служит ли это, как и ее прекрасная
бритая голова, средством обольщения и не вводит ли она всех просто-напросто в преступный соблазн своей манерой приподнимать
в жару балахон, обнажая ляжки, и с наслаждением обсасывать пальцы после еды.

Collapse )
с любимой Элочкой

«Дорогие товарищи» (2020)...

Новочеркасская трагедия 1962 года. Расстрел демонстрантов.
Тяжёлый фильм. Сильно проникся.
Онлайн не смог найти в приличном качестве. Всё, что в сети - страшное говно.
Пришлось скачать на тракер.ру.
На 4,5 гигов потянуло, но зато смотреть - чистое наслаждение.


Кончаловский всегда мне импонировал. Мужик.
Вот как так бывает, что два родных брата - один мужик достойный, а другой гнидой заканчивает закат жизни?...
Риторический вопрос, конечно.

Оказывается Кончаловский не только сын "Дяди Стёпы" и гимна России, но и правнук знаменитого русского художника Василия Сурикова.
Вот это было большой неожиданностью. Восполнил пробел в самообразовании. )


Юля Высоцкая великолепно сыграла.
Андрей, конечно, её как жену сейчас напропалую снимает, но ведь талантливая актриса, не отнять.

Кончаловский ровесник моего папы.
А Юля на три года младше меня (ДР в один день со мной)).
Красивая женщина. 36 лет разницы в возрасте... Завидую.


Вообще ловлю себя всё чаще, что завидую им всем.
Бродскому завидовал и Шаинскому. Диброву и Гордону.
И даже Епифанцеву завидую с его "колхозницей".

В октябре 2019-го к нам в Вену приезжал Дима Быков. Так забавно было вглядываться после его вечера на подписке автографов на него с его неизменной "Катькой". ))
Тогда он ещё тщательно скрывал, но и так было понятно.
Катька вообще никакая. Страшненькой её, конечно, не назвать. Так, если симпатичная, да и то с натяжечкой. )
Но, бох мой, как же он ею трясётся! Как же он в неё влюблён... )) Ещё и ребёночка вот только заделали.
Это так умильно наблюдать. Всё-же молодость - страшная сила.

Про Глебыча и вообще молчу.
Глебыч мой кумир. У него всё блестит - и ум, и Бентли и домашний антураж.
Лидия - красавица, светская леди, но главное - единомышленница!
Разница у них не такая и большая (15 лет), но Лидия... как-же она ему под стать.
Поразительно красивая пара.


Да, завидую. Очень, очень хочу 4-ю жену молодую.
Как жаль, что я без славы и даже без денег...
Короче, совсем я, похоже, старею. )



Высоцкая Юля (Дорогие товарищи)
с любимой Элочкой

Архипова Александра, Кирзюк Анна - "Опасные советские вещи"...

В 1994 году политическая элита африканской страны Руанды, почти сплошь состоящая из представителей народа хуту,
призвала устроить геноцид в отношении тутси — второй основной народности в республике.


Масштабы последующей катастрофы были огромны, по разным источникам погибло от полумиллиона до миллиона тутси.
В убийствах, избиениях и изнасилованиях участвовали и армия, и вооруженная милиция, но больше всего нападений
было совершено гражданскими лицами.
Внезапно взяв в руки мачете, мирные крестьяне шли резать соседей или участвовать в «праздниках изнасилования».

Спустя двадцать лет экономист Дэвид Янагизава-Дротт решил выяснить, что повлияло на их поведение так сильно.
Руандийский геноцид начался с того, что главная радиостанция начала называть тутси «вредителями», «тараканами»
и «убийцами» (поводом для таких обвинений послужил сбитый самолет президента).


Призывы к «убийству этих насекомых» поддерживались рассказами о том, как тутси только и ждут удобного момента,
чтобы напасть на соседей-хуту, как они отравляют детей хуту и продают их на органы.


Однако Руанда — горная страна, и хотя радио — это основный способ распространения новостей, однако далеко не все
деревни находятся в зоне приема радиоволн.
Янагизава-Дротт сделал карту покрытия руандийских деревень радиоволнами и выделил три категории:
деревни, которые очень хорошо принимали радиоволны, деревни, в которых радио не ловилось, но которые находились
рядом с теми деревнями, в которых был прием, и деревни, которые находились далеко от любых точек приема радиоволн.


Далее он сравнил все три группы с количеством убийств тутси. Ответ был не самым тривиальным.

Народное ополчение тех деревень, в которых радиоприемники ловили передачи достаточно хорошо, убивало на 7 % больше,
чем в глухомани, однако жители из второй группы деревень (где радиосигнал не принимался, но рядом был большой
поселок с радиоточкой) убили гораздо больше людей — на 23 %.


Причина этого — в том, что жители снабженных радио деревень, услышав призывы убивать тутси, при общении со своими
друзьями и родственниками из соседних поселков передавали им эти новости.
Однако они не просто пересказывали государственную пропаганду, а подтверждали ее ссылками на свои страхи и рассказами
про то, какие тутси негодяи и воры.
Слухи и легенды о страшных врагах, передаваемые в режиме неформальной коммуникации (friend-of-a-friend),
усиливали пропаганду, оправдывали нарушение моральных норм и легитимизировали право на насилие.
с любимой Элочкой

Гальего Рубен Давид Гонсалес - "Я сижу на берегу"...

Первую книгу Рубена Гальего "Белое на чёрном" прослушал в далёком 2011-м.

Заглядывал здесь у себя в теги "аудиокниги" и наткнулся на неё.
Полез на тракер.ру и, о чудо!, нашёл там новых две - вторую озвученную и третью, которую он написал после 13-ти летнего молчания.

Вообще за эти 10 лет многое изменилось и в жизни Рубена.
Например, он женился (в очередной третий раз) и переехал в Израиль.
Стал моим земляком. Стал как и я израильтянином.

Сейчас вот немного почитал в сети его интервью и о его жизни в Израиле (у таких как Гальего жизнь всегда особенная и зависит целиком от внешних факторов) и в который раз испытал гордость за свою страну.

Переслушал снова его "Белое на чёрном" в новой (лучшей) озвучке в исполнении Ефима Шифрина и вступлении самого автора.
В этом есть нечто крайне любопытное и трогательное - услышать живой голос самого автора.
Это очень мощное дополнение к его мыслям, изложенным на бумаге.


Книги Рубена Гонсалеса невероятно сильны и пронзительны.
По самоощущениям я бы сравнил его пожалуй разве только с Варламом Шаламовым.
После прочтения, Шаламов во мне "живёт" прочно ещё несколько недель.
С Гальего примерно так-же.

Но Гальего ближе эпохально и воспринимается более личностно.

Вообще я бы его в обязательном порядке "прописывал" бы всем суицидальникам и депрессивным хроникам.

---


Тараканы.


Миша боялся тараканов.
Я – нет. Чего их бояться? Тараканы не кусаются. Тараканы никого не кусают, они насекомые безобидные.

Тараканы едят все. Тараканы могут есть хлебные крошки, картофельные очистки и даже бумагу. Человеческую кожу они тоже могут есть.
Если человек не шевелится, если он неподвижен абсолютно, тараканы могут есть его кожу. Заживо.
Через час–другой таракан добирается до плоти человека и продолжает есть. Таракану все равно что есть.
Наверное, мясо живого человека им нравится больше, чем бумага.

Согнать таракана легко. Нужно всего лишь поднять руку. Миша не может поднять руку. По ночам его иногда едят тараканы.
Это очень больно.
Ночь. Темно. Очень темно. Я просыпаюсь от Мишиного стона. Миша очень редко стонет. Он очень сильный человек.
Он самый сильный из всех, кого я когда–либо встречал и, может быть, из всех, кого когда–либо встречу.

– Что случилось? – спрашиваю я.

Вообще–то вопрос глупый. И так ясно, что ничего не происходит. Если бы что–нибудь происходило, Миша бы мне сказал.
Если не говорит – значит, все в порядке. Значит, у Миши все хорошо. Даже если он стонет.
Миша повторяет мне это снова и снова, но я снова и снова спрашиваю его, как дурак:
«Тебе что–нибудь нужно, я могу что–нибудь для тебя сделать?»

Каждый раз, когда я спрашиваю об этом, Миша смеется.

«Ты дурак, Рубен, – говорит он, – ты самый настоящий дурак. Неужели так трудно запомнить?
Если я не прошу о помощи, значит, мне ничего не нужно!»
Не знаю. Я ни в чем не уверен. Наверное, я действительно очень глуп, если не могу запомнить таких простых вещей.

На этот раз Миша не смеется. На этот раз он стонет тихонько и просит:
– Рубен, сгони таракана. Пожалуйста.

Миша очень редко стонет. Но это глупое, никому не нужное слово –”пожалуйста» – он говорит еще реже.
За три года он сказал мне «пожалуйста» два раза. Нянечкам он говорит «пожалуйста» по двадцать раз за день.
Ну и что? Нянечки не в счет. Нянечкам надо всегда говорить «спасибо» и «пожалуйста». Нас так учили в школе.

Я медленно переползаю с кровати на коляску. Миша перестает стонать. Миша прекрасно понимает, что если я упаду с кровати, ему придется ждать помощи дольше. Если я упаду с кровати, ему придется ждать, пока я выползу из комнаты и попрошу помощи.

Еще одно усилие – я в коляске. Пару раз толкаю колеса, подножка коляски несильно стукается в металлическую ножку Мишиной кровати.
Миша вздыхает. Я понимаю, что таракан убежал. Так легко согнать таракана.
Подъезжаю к двери нашей комнаты, включаю свет. Перегибаюсь через подлокотник моей коляски, правой рукой приподнимаю край Мишиного одеяла. У основания большого пальца правой ноги Миши вижу капельку крови.

– Спасибо, – говорит мне Миша.

Его голос уже не дрожит, он говорит уверенно.

– Ты дурак, Миша, – отвечаю я. – Сам же учил меня, что слова «спасибо» и «пожалуйста» не имеют никакого смысла.

– Заткнись, – говорит мне Миша.

Я вижу, что он не притворяется. Он действительно сердит на себя самого за слабость. Он не должен был стонать.
Он не хотел будить меня ночью. Я не сержусь на Мишу за грубость. Он прав. Не вовремя я напомнил ему о логике.

На следующий день, вечером, Миша лежит на кровати. Миша лежит на кровати, его голова почти свисает с края.
Он смотрит на пол. Миша смотрит на пол и дует.

Collapse )
с любимой Элочкой

(no subject)

Как стойкому интроверту, мне присуща любовь к переписке.
Именно этот способ общения я всегда предпочту разговору по телефону (скайпу, мессенджеру и проч.)

Переговоры по работам и вовсе закон - только переписка!
Цены, даты, условия - всё "запротоколированно"! Любая _яваснетакпоняла_ сводится к нулю.
Даже любителям "бла-бла" пересылки в виде аудиофайла (поубивавбы!) я всегда отвечаю буквами.

Пишу я быстро и меня не напрягает.

Но я сейчас не об этом. О переписке обычной - родственники, друзья, знакомые, приятели.

Есть такая странная категория - дети... люди ограниченного кругозора, мировосприятия... даже не знаю как их назвать помягче (ведь часто это люди близкие и даже родные).

Общение с ними посредством букв - истинная мука.
Ты, к примеру, задаёшь несколько вопросов подряд, но ответ получаешь почти неизменно только на последний.

И поэтому с такими людьми общение стараешься строить в форме - вопрос-ответ.
Но проблема в том, что чаще всего они пишут гораздо медленнее тебя.
Да и не находят нужным отвечать незамедлительно.
В наш скоростной век всеобщей занятости вообще верх эгоизма ждать от собеседника немедленного сиюминутного ответа.

А потому форма "вопрос-ответ" не всегда уместна.
И избежать постановки ряда конкретных вопросов собеседнику часто бывает невозможным.

Вам знакома такая бодяга?
с любимой Элочкой

Виктор Шендерович: о тесте на освиневание и главных страхах в жизни...

Признак ума.

...Значит вот у меня какая штука - меня дико это ранило в начале.
Возможность высказываться есть у гораздо большего количества людей, чем у тех, у кого есть что сказать.

Есть люди, которых мне интересно слушать.
Но говорят все. Почти все.

Самоограничение - это уже признак ума.

Человек который перед тем как что-нибудь сказать подумает, а стоит ли говорить - это уже умный человек.

Я в какой-то момент научился зеркалить - вот когда ты понимаешь... я ведь все время...
я так воспитан - мама говорила "ищи где ты не прав".
Вот тебе что-то говорят - там, наверное, есть какое-то зерно. Ты наверное где-то не прав.

И я чрезвычайно самокопательный в этом смысле человек. Когда я слышу уверенную интонацию, безапелляционную...
первая детская пионерская, октябрятская мысль - "ой, мне старший сделал замечание, я что-то сказал не так".

Я первоначально относился к этому очень драматично, к этой волне ненависти. Потом немножко полегчало.
Потому что я пытаюсь отделить претензии, смысловые претензии от вот этого хейтерства. От самоутверждения за мой счет.
Я научился не кормить троллей, как говорится. Научился отходить в сторону.

---

Норма.

Вы вот сказали "нормальные люди". Вопрос нормы он и есть самый драматический вопрос.
Потому что норма рулит миром.
В чём ужас холокоста... ну на место холокоста вы можете поставить любую катастрофу. В чем катастрофа настоящая и почему так страшно думать о холокосте?

Я это понял не так давно, лет 5-7 назад.
Мне эта мысль простая в голову пришла и я похолодел - это будут делать с тобой твои соседи.
Это будут делать не марсиане, не какие-то специальные злодеи.

Банальность зла - это будет делать твой сосед!
Который раскланивался с тобой, потому что была такая норма.
С которым можно было оставить ребенка, потому что такая норма.
Который покормит твоего ребенка, потому что тоже такая норма.

А потом норма чуть-чуть сменится и станет нормой с тобой не здороваться.
А потом станет нормой в тебя плюнуть и разбить окно камнем.
А потом станет нормой сдать тебя в гестапо и те кто это делали, оставались в пределах нормы.

Вот в чем ужас. Настоящий ужас.



самоограничение



https://www.youtube.com/watch?v=bwLoJvU6zxY ("Нормальные люди".18.10.20)
с любимой Элочкой

(no subject)

Педерастический толераст Цукер опять забанил. На этот раз на месяц.
Третий день как дурак жму на лайки и лезу в комменты...
Вот она, сука, сила привычки! Блять.
Ненавижу мордокнигу.

Хоть здесь ругнусь. В уютненькой.
с любимой Элочкой

Харари Юваль Ной – "Sapiens. Краткая история человечества."

Здоровое и разнообразное питание, сравнительно короткая рабочая неделя, отсутствие инфекционных
заболеваний — все это дало ученым повод охарактеризовать досельскохозяйственное общество как
«изначально благополучное».

Конечно, идеализировать эту древнюю пору было бы неправильно. Образу жизни этих кочевников могли бы
позавидовать крестьяне и промышленные рабочие, однако и в их мире проблем и трагедий хватало.
Регулярно по той или иной причине им грозил голод или другие трудности. Был очень высок уровень детской
смертности, любой несчастный случай — например, падение с дерева — с большой вероятностью оказывался
роковым.

И хотя почти все члены рода чувствовали себя как нельзя лучше в этой дружной, пронизанной множеством
связей семье, тот несчастный, кто ухитрялся навлечь на себя враждебность или насмешки, мог бы еще до
Сартра воскликнуть: «Ад — это другие!»

У современных этносов, застрявших в первобытной эпохе, отмечается обычай оставлять на голодную смерть
или убивать стариков и больных — тех, кто не поспевает за кочующим племенем.
Также уничтожают нежеланных младенцев и маленьких детей, встречаются и человеческие жертвоприношения.




Народ аче (гуаяки) обитал в джунглях Парагвая вплоть до 1960-х годов. Изучавшие его антропологи словно
заглянули в первобытный мир.
Когда умирал уважаемый сородич, аче убивали маленькую девочку и хоронили ее вместе с ним.
Ученые зафиксировали случай, когда заболевшего и не поспевавшего за соплеменниками мужчину средних лет
просто оставили сидеть под деревом. К дереву уже слетались стервятники в расчете на поживу, но больной,
к величайшему разочарованию изголодавшихся птиц, собрался с силами, поднялся и нагнал остальных.
Его тело было покрыто птичьими экскрементами, и с тех пор его прозвали «помет стервятников».

Когда старуха становилась бременем для своих сородичей, кто-то из мужчин помоложе, подобравшись со спины,
приканчивал ее ударом топора в затылок.
Член племени поведал любознательным антропологам о временах своей юности:
«Я часто убивал старух. Я убивал своих теток... Женщины меня боялись... А теперь пришли белые, и я ослаб.
А вообще-то я много старух убил».

Новорожденные, появившиеся на свет лысыми, считались недоношенными, и их приканчивали сразу. Одна женщина
припомнила, как убили ее первого ребенка — мужчины сочли, что еще одна девочка им ни к чему. В другой раз
мужчина убил маленького мальчика, потому что «был не в настроении, а ребенок плакал». Другого ребенка
похоронили заживо, потому что «он был какой-то странный и дети над ним смеялись».


Но не торопитесь осуждать народ аче. Ученые, жившие с ними годами, отмечали, что взрослые члены племени
могли не опасаться насилия. И мужчины, и женщины свободно меняли партнеров. Все они постоянно улыбались,
смеялись, не знали жесткой иерархии и не стремились никем командовать. Они отличались поразительной щедростью,
легко, расставались со своим скудным имуществом, не стремились ни к богатству, ни к успеху. Превыше всего в
жизни они ценили общение и настоящую дружбу.
К убийству детей, стариков и больных они относились примерно так же, как мы — к абортам и эвтаназии.
Заметим, что парагвайские крестьяне охотились на этих людей и беспощадно их истребляли. Вероятно, как раз эта
постоянная угроза вынудила аче столь решительно избавляться от всех, кто мог превратиться в обузу для племени.

Это первобытное общество, как и любое человеческое, было устроено очень непросто. Нельзя его ни идеализировать,
ни демонизировать на основании лишь поверхностного знакомства. Аче не были ни ангелами, ни демонами —
они были людьми. Как и древние охотники-собиратели.




---

Слушаю сейчас. С огромным удовольствием.
Тот редкий случай, когда тяжело оторваться и с нетерпением ждёшь снова свободного времени для головы,
чтобы продолжить прослушивание.
Жаль нет ивритской озвучки. С радостью переслушал бы на языке оригинала.



Для справки:

Юваль Ной Харари — израильский военный историк-медиевист, профессор исторического факультета
Еврейского университета в Иерусалиме, автор международного бестселлера «Sapiens. Краткая история человечества».
Активист защиты прав животных; гей; веган. (Википедия)
с любимой Элочкой

(no subject)

- Если люди знакомятся в сети и один из них игнорируют правила
орфографии, имеет ли смысл продолжать такое знакомство?

- Думаю что нет. И дело даже не в грамотности или неграмотности. Ну просто у
меня вот этот маркер срабатывает всегда.
Люди не особенно грамотные, они оказываются что ли душевно не особенно чуткими.
Я не настаиваю на такой тотальный эрудиции, Бог бы с ним. 
Но соблюдать
простейшие правила общежития, но это все равно что… орфография мне кажется всё
равно что личная гигиена. Велик шанс, что человек который с вами общается будет
и, вероятно, не слишком чуток к чужим состояниям.


Дмитрий Быков - Какова цель страны? (эфир от 19.10.18; 58-я мин.)

---

Обожаю Быкова. Смотрю все его выпуски.
Бесконечная кладезь знаний, ума, эрудиции и фантастической памяти.
Огромное количество его мыслей находит во мне трепетный отклик и что ещё важнее, очень часто его талант метко сформулировать основную суть явления, подводит ту последнюю черту, за которой отпадают последние сомнения в отношении собственной правильности суждения о нём.