Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

с любимой Элочкой

Эльдар Рязанов - "Неподведенные итоги"...

Итак, после фильма «Человек ниоткуда» я оказался в немилости, в своей первой опале.

В глазах людей, командующих искусством, я оказался личностью, если еще не целиком подозрительной, то, во всяком случае, с неприятным душком. В общем, человеком не совсем нашим. Вдруг выяснилось, что на меня нельзя полностью положиться, что я могу сделать мировоззренческий зигзаг, что во мне есть, наряду с хорошим (это не отрицалось!), какая-то идеологическая червоточинка. В будущем я еще неоднократно буду давать поводы для подобных опасений, но это потом.

И в сталинские времена, и еще совсем незадолго до выхода в свет моей злополучной картины режиссеры, создавшие сомнительную в идейном отношении ленту, неминуемо наказывались. Уже выработался определенный стереотип, как надо поступать с провинившимся постановщиком. Оступившегося художника отправляли на периферийную киностудию, дабы там он осознал свои грехи и исправился.

Так поступили, в частности, с Ю. Я. Райзманом. После комедии «Поезд идет на Восток», не понравившейся Сталину, Юлий Яковлевич был откомандирован (читай, сослан!) на Рижскую киностудию. Там, в качестве идеологической реабилитации, он снял биографическую ленту о классике латышской литературы поэте Янисе Райнисе. Фильм наградили Сталинской премией (это было своеобразной формой прощения), и Райзману дали разрешение вернуться в Москву.


В те годы наша кинематография выпускала всего несколько фильмов в год, — восемь-десять, — и Сталин лично принимал каждую картину. Не поручусь за достоверность, но о том, как вождь смотрел комедию Райзмана, разные люди рассказывают одно и то же.


Просмотры проводились поздно вечером, скорее, ночью.
Вообще, у Сталина был оригинальный распорядок: он приходил на работу около двенадцати часов дня и не покидал кабинета до шести часов вечера; потом он делал трехчасовой перерыв, а с девяти вечера трудовой процесс снова возобновлялся! Иосиф Виссарионович уходил спать только в три часа ночи.


Collapse )
с любимой Элочкой

Разгон Лев - "Непридуманное"...

Вопреки тому, что Шаляпин писал в своих воспоминаниях, он вовсе не чурался общения с советскими вождями, дружил не только с Бокием, но и с Демьяном Бедным, да и, выехав за границу, не только вел себя лояльно по отношению к Советской власти, но и гордился тем, что у него не какой-то бесправный эмигрантский "нансеновский" паспорт, а самый настоящий. В маленьком правительственном санатории "Архангельское", приехав навестить жившую там Оксану, я познакомился с отдыхавшим нашим послом во Франции — Раковским.

Красивый он был, вальяжный, очень привлекательный и общительный.
С ним было легко и приятно знакомиться, разговаривать и расспрашивать об этой, совершенно неведомой мне, загранице. Зашел разговор и о Шаляпине.
И он рассказал, как ему пришлось объявлять Шаляпину о лишении его советского подданства.

Collapse )
с любимой Элочкой

(no subject)

Аги, Орли и Бат-Эль - чудные милые эфиопочки, лишь год-два назад отслужившие армию.
Невероятно дружные и хрупкие (140 кг на троих) когда выходят на крыльцо покурить в минусовую погоду в коротких шортиках на голые шоколадные ножки и садятся прямо на припорошенную снежком ступень, меня охватывает озноб и начинаю на них по-отечески ругаться.

За ужином обсуждали теракты во Франции.
Аги забавно так сообщает:

- Но я слышала, что Сталин сейчас всерьёз возьмётся за террористов. Он - сильный!

- Аги, Сталин умер в 53-м. )

- А ну нет... этот, как его...?

- Путин...

- Да-да, Путин!


Ещё подселили молоденькую пару - Ярона и Мор.
В доме сейчас "ад и ИзраИль". В хорошем смысле этой фразы. )

А ещё я не успеваю мыть за собой посуду. Девчонки постоянно меня опережают.
с любимой Элочкой

Паустовский Константин - Повесть о жизни. (Книга 6. Книга скитаний)...

Особенно интересовал меня Ильф – спокойный, немногословный, со слегка угловатым,
но привлекательным лицом. Большие губы делали его похожим на негра. Он был так же
высок и тонок, как негры из Мали – самого изящного черного племени Африки.

Но больше всего поражала меня чистота его глаз, их блеск и пристальность. Блеск
усиливался от толстых небольших стекол пенсне без оправы. Стекла были очень яркие,
будто сделанные из хрусталя.

Ильф был застенчив, прям, меток и порой насмешлив. Он ненавидел
пренебрежительных людей и защищал от них людей робких и уступчивых, – тех, кого легко
обидеть.
Как-то при мне в большом обществе он холодно и презрительно срезал нескольких
крупных актеров, которые подчеркнуто замечали только его, Ильфа, но не замечали
остальных – простых и невидных людей. Они просто пренебрегали ими. Это было после
головокружительного успеха «Двенадцати стульев». Ильф назвал поведение этих актеров
подлостью.

Collapse )
с любимой Элочкой

(no subject)

16-го прилетаю в Москву. На 6-ть дней. После 18-летнего перерыва.
Имею в связи с этим душевное волнение с некоторым элементом тревоги.
Уезжал "совком" из СССР. Реально позабыл как себя вести в стране, где все говорят по-русски и ходят по улице где все надписи на этом же языке.
За это время побывал в 15-ти странах. Совершенно спокойно полетел бы сейчас хоть в Австралию, хоть в Зимбабве. А тут прям чуть ли не мандраж охватил..
И ещё вот мороз не кстати так. Последний мороз на моей памяти (аж(!) -5 настиг меня в Канаде девять лет назад). А потому совершенно не представляю, как люди ходят по улице, встречаются и проводят время в -20.

Кстати. Может быть кто-то уверен, что нам необходимо встретиться и я об этом не знаю..?
Можно мне просто об этом сказать. )
с любимой Элочкой

(no subject)

Группу крыс обучили: чтобы получать пищу, надо нажать на рычаг. Когда они освоили это, опыт был усложнен: нажимая на рычаг, крыса всякий раз причиняла другой крысе сильную физическую боль, она слышала ее писк и видела, как другая корчится от страданий.

Едва крысам стала понятна эта связь, как большинство из них тут же перестали нажимать на рычаг.
Другая, тоже многочисленная, группа перестала нажимать на рычаг только после того, как сама побывала в положении тех, кому причиняется боль.

И лишь небольшая часть продолжала нажимать на рычаг, чтобы получать пищу ценой страданий других.
Поведение последних - жестокость - исследователи квалифицировали как отклонение от нормы. Нормой же было поведение большинства - крысы готовы были терпеть голод, но не причинять боли собратьям.

Выводы эти получили подтверждение в экспериментах на крысах, приведенных в Институте высшей нервной деятельности АН СССР. (ц.)